Мифы и факты

То, о чём говорит миф, более всего достойно мышления.

Мартин Хайдеггер (Что значит мыслить? // Разговор на просёлочной дороге: сборник.)
Большинство людей в психотерапии являются обычными людьми, решающими свои обычные, повседневные проблемы: адаптируются к серьезным жизненным изменениям, испытывают горе , справляются с гневом, улучшают отношения, работают над своей самооценкой или негативными убеждениями о своем теле. Есть много других вопросов, в связи с которыми люди идут в психотерапию, которые,  конечно, также являются абсолютно нормальными.
Значительная часть работы психотерапевта состоит в том,  чтобы помочь людям найти свои собственные ответы, а не дать им готовые. Именно на это затрачивается энергия в психотерапии – на создание возможности для людей найти свои собственные решения. Парадокс хорошей психотерапии заключается в том, что исцеление приходит от самого клиента.
В реальности в хорошей психотерапии нет места прямым советам. В первую очередь это основано на простой истине, что каждый из нас сам проживает свою собственную жизнь. И даже когда мы следуем буквально чьему-то совету, никто кроме нас не сможет нести последствия и переживать результаты  наших выборов и действий.  Поэтому хорошая психотерапия это всегда поиск собственного, индивидуального ответа или решения. И даже в когнитивно-поведенческих подходах, в которых может вырабатываться какой-то план действий, содержание такого плана всегда принадлежит клиенту, а психотерапевт лишь обеспечивает психотерапевтическую ситуацию, в которой клиент его создает. И человек всегда свободен в своем выборе, притворять ли нет или в каком виде это план в жизнь.    
Все мы рождаемся в мире будучи свободными от недостатков. Проблема заключается в том, что жизнь полна проблем и душевной боли. Мы все страдаем, получаем травмы, сталкиваемся с опытом одиночества, потерями, горем, предательством, позором, чувством вины, отказами, беспокойством и другими болезненные ощущения. Никто не проходит по жизни «целым и невредимым».
Для того, чтобы защитить себя от боли в будущем, мы вырабатываем защитные стратегии или реакции. Они могут включать в себя депрессию и тревожность, гнев, трудоголизм, самокритичность и перфекционизм, пищевые проблемы или какие-то пристрастия. Такие защитные механизмы помогают людям справляться с чем-то, но часто и являются причиной обращения к психотерапии.
В реальности, бывают в жизни периоды, когда мы нуждаемся в психотерапевтическом участии, но психотерапия не бесконечна. Кроме того, существуют различные виды именно краткосрочной психотерапии. Однако, и долгосрочная психотерапия не длиться всю жизнь, а может продолжаться несколько лет в зависимости от глубины проблем и индивидуально подходящего клиенту темпа работы. И даже, когда речь идет о психотерапии с "открытым концом", почувствовав, что потребность в психотерапевтической поддержке более не нужна, клиент просто свободно завершает  психотерапию.
Действительно, люди стремятся забыть, вычеркнуть из жизни и стараются не вспоминать болезненный и травмирующий опыт. Но реальность состоит в том, что именно этот страх обратиться к травмирующим переживаниям говорит о том, что такие переживания продолжают оставаться с нами, не оставляют нас и определяют наши решения и поступки. В реальности, обращение к прошлому не самозадача психотерапевтического процесса. В хорошей психотерапии обсуждение прошлого возникает только тогда, когда такое психотерапевтическое обсуждение как раз способно снизить влияние прошлых переживаний,  улучшить актуальное саочувствия или отношения человека.
Действительно, те, кем мы являемся, наше представление о себе, имеет свою основу в нашем детстве – в общении со значимыми взрослыми, с нашими родителями. Однако, процесс не состоит в том, чтобы обозначить виноватыми во всех «бедах» родителей. Процесс психотерапии направлен на то, чтобы осознать наше сегодняшнее поведение (мысли, чувства и действия). В процессе может выясниться, что какие-то из них повторяют то, что происходило с нами в детстве, было реакцией в том числе на родителей. И тогда, в психотерапевтическом процессе мы можем посвящать время анализу, обсуждению детского опыта. А увидев, осознав это, пережив и интегрировав этот опыт, мы становимся свободнее от детских сценариев поведения.
В реальности работа в любой психотерапевтической модальности основана на запросе самого клиента. Сам клиент, но не психотерапевт, решает, о чем, когда и как говорить с психотерапевтом. Задача психотерапевта, когда клиент готов и касается тем, вызывающих такие переживания, как вина, стыд, унижение, раздражение, гнев, обиду и другие негативные переживания, вести работу таким образом, чтобы облегчить такие переживания, понять их, принять тот опыт или те свои части, которые их вызывают, избавить клиента от их груза. Какой бы ни был процесс, независимо от вида психотерапии, хорошая психотерапия никогда не заставляет человека чувствовать вину, стыд и снисхождение.
В реальности любые отношения это взаимодействие всех участников отношений. С одной стороны, каждый делает свой вклад в эти отношения, в их динамику. С другой стороны, каждый и реагирует на вклад другого. Хотя это может быть верно, что вашему партнеру или близкому человеку необходимо работать над  некоторыми из своих собственных проблем, но важно осознать свои чувства и потребности, и научиться общаться с ними. Ведь то, как вы реагируете, непосредственно влияет на ваши взаимоотношения. Конечно, именно парная психотерапия эффективна, когда встает вопрос оздоровления, улучшения отношений. Но, если парная психотерапия недоступна, то в процессе индивидуальной терапии можно работать над осознанием, пониманием и принятием своих чувств и переживаний.
В действительности проблемы возникают в любых отношениях. Со всеми теми сложностями, с которыми сталкивается гетеросексуальная пара, сталкивается и гомосексуальная. При этом гомосексуальные пары, как правило, получаю гораздо меньше поддержки от своей семьи, бывает, вынуждены скрывать свои отношения.  Лесбиянки и геи гораздо чаще остаются друзьями со своими бывшими партнерами, чем гетеросексуалы, что может переживаться партнером, как потенциальная угроза измены.  Все это привносит дополнительное напряжение во взаимоотношения в паре, усложняет ежедневное взаимодействие. Поэтому обсуждение возникающих сложностей и напряжения в психотерапии позволит осознать все проблемы и переживания, выработать какие-то новые решения, вместо того, чтобы позволить этим возникающим сложностям разрушить отношения.
Действительно, до недавнего времени гомосексуальность диагностировалась как психическое расстройство, или перверсия.  
В 1974 году из второй версии списка психических расстройств Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-II) Американской психиатрической ассоциацией была исключена эта диагностическая единица. Многие другие ассоциации психиатров и психологов в мире вскоре последовали примеру американской ассоциации. В 1992 году гомосексуальность перестала считать болезнью Всемирная организация здравоохранения в Международной классификации болезней (МКБ), в 1994 году — правительство  Великобритании, в 1999 году — Минздрав РФ, а в 2001 году — Общество психиатров Китая.
Не смотря на это, многие геи и лесбиянки опасаются того, что психотерапевт будет их стыдить и вызывать чувство вины за их сексуальную ориентацию. Однако в хорошей психотерапии никогда нет места ценностям и убеждениям самого психотерапевта, как бы сильно они не отличались от ценностей и убеждений клиента.  
При таком взгляде идеальный психотерапевт получается тот, кто в своей жизни пережил все возможные сложные жизненные ситуации, столкнулся со всеми возможными неприятностями, бедами и потерями, всеми видами сложных переживаний. Такой психотерапевт представляется самым израненным, травмированным на свете человеком. Хорошая психотерапия в этом случае представляет собой «навязывание» психотерапевтом своего опыта и способа справиться с тем, что привело человека в психотерапию.
В реальности опыт и перспективы каждого человека абсолютно индивидуальны и субъективны. То, что подошло одному, может быть неприемлемо для другого или в иной ситуации.  Хорошая психотерапия всегда направлена на поиск человеком своих собственных ответов, способов переживания и поведения, индивидуальных решений также зависят от их собственных контекстов. В хорошей психотерапии нет места опыту и «правде жизни» психотерапевта, это всегда зона открытий и поисков клиента.
Действительно, исследования показывают, что люди обращаются к психотерапии в среднем, когда они были несчастны около шести лет.  
В реальности, парная психотерапия рекомендуется, как только возникает недовольство в отношениях. Чем больше времени прошло, тем труднее может быть восстановить отношения.
Консультирование также рекомендуется для пар, которые только готовятся к браку. Хотя, добрачное консультирование, крайне редкая ситуация, для пары может быть крайне полезно изучить возможные зоны конфликтов или тревоги, которые могут вызвать поздние трудности или неудовлетворенность в браке.
В добрачных сеансах консультирования, пары смогут проговорить различие мнений, личных ценностей, их ожидание от брака. Добрачное консультирование может выявить больше потенциальных проблем, чем пара изначально смога бы обсудить, может быть полезным выяснить, насколько люди совместимы и как избежать возможных будущих угроз противоречий.
Действительно, если вы видите какие-то проблемы у вашего  ребенка, будет крайне полезно обратиться к детской психотерапии. На сегодняшний день детская психология и психотерапевтические подходы к работе с детьми очень сильно развиты: от детского психоанализа, начало которому положили еще Мелани Кляйн и Анна Фрейд в начале прошлого века, до позднее появившихся методов, таких как игровая терапия центрированная  на ребенке или модель DIR и методика Floortime.
Однако, важное правило поведения в экстренных ситуация в самолете «Сначала наденьте кислородную маску на себя, затем на ребенка» абсолютно справедливо и для психотерапии. Как и в самолете, так и в жизни, только когда родители сами находятся в безопасности, они способны обеспечить безопасность своему ребенку.  
Зачастую, детская психотерапия оказывается почти бессмысленной, пока родителям не доступно полное осознание своих собственных сложностей, реакций, чувств и переживаний, причин и ситуаций их возникновения и способов проявления. В реальности любые отношения это взаимодействие всех участников отношений и их взаимодополняющие реакции, и детско-родительские отношения не исключение. Но в таких отношениях сильной стороной всегда являются родители, а проявления дети во многом представляют собой реакцию на их состояние.
Поэтому, если по каким-то причинам нет возможности обратиться одновременно и к семейной, и к индивидуальной, и к детской психотерапии, гораздо более эффективным будет начать с индивидуальной или семейной психотерапии.
Действительно, чем шире наши знания о психологии личности, о психологических особенностях развития и межличностных отношениях, тем более мы можем быть способны осознать, что происходит с нами или нашими близкими, стать более терпимыми к своим личностным особенностям и проявлениям других людей.
Однако, наиболее значимые, сильные переживания или жизненный опыт, не попадают в зону нашего внимания, не мог быть осознаны и приняты самостоятельно в силу болезненности или тяжести. Однако, именно такие неосознаваемые переживания и опыт, часто и определяют наше текущее состояние. И часто, когда мы оказываемся в плену иллюзии, что наши знания должны разрешить все наши сложности, наши проблемы только усугубляются недовольством собой в попытке самостоятельно исправить  свою жизненную ситуацию. Кроме того, как и наше развитие, так и любые наши изменения всегда связаны с каким-то жизненным контекстом, который в свою очередь обязательно включает других людей и наши взаимоотношения с ними, наши реакции на них. Как и для того, чтобы увидеть свои особенности, добиться качественных изменений и их интеграции всегда необходим другой, так и для работы со своими психологическими трудностями и переживаниями необходима профессиональная психологическая помощь. Сам себе психолог, действительно, как и сам себе стоматолог, больно, неудобно и даже может быть опасно.
Именно поэтому все психотерапевтические традиции, школы и профессиональные сообщества  предъявляют к психотерапевтом в качестве обязательного требования опыт прохождения собственной психотерапии.
Действительно, психологическое знание делает понимание людей много шире. Именно поэтому психотерапевты, вне зависимости от того, в какой модальности или методе они работаю, обязательно изучают психологию личности. Теория необходима в первую очередь для того, чтобы психотерапевт был стабильным, а не реактивным, мог оставаться в отношениях (психотерапевтических), быть в контакте с клиентом, даже тогда, когда любой другой из отношений с этим человеком ушел бы. Теория может быть не идеальной, даже ошибочной, но само по себе знание теории стабилизирует. Именно поэтому психологические знания полезны и применимы в повседневной жизни, в любых отношениях, не только психотерапевтических.
Однако, психотерапевт обязан не только обладать психологическими и психотерапевтическими знаниями. Психотерапевт обязан иметь значительный опыт собственной психотерапии, и тогда допустимо начало профессиональной практики. Только в этом случае возможно качественное применение и психологического, психотерапевтического знания.  Слова С. Есенина «Лицом к лицу Лица не увидать. Большое видится на расстоянье.» абсолютно точая метафора психотерапии. Поэтому само по себе получение психологического образования не зменяет нас. Кроме того, в хорошей психотерапии всегда есть место образовательной части. Психотерапевтический процесс предполагет расширение и изменение не только  самопонимания, но и понимания других, любых межличностных отношений.
Действительно, довольно часто, решив проблемы или вопросы, послужившие причиной обращения к психотерапевту, люди остаются и продолжают самоисследование. Однако, выбор оставаться или нет в психотерапии всегда за клиентом. В хорошей психотерапии нет места указаниям, нужно или нет клиенту продолжать исследование, не может быть удерживания в психотерапии, даже если самоисследование полезно. Хорошая психотерапия предполагает периодическую проверку прогресс в отношении целей и помощь в понимании, достигнуты первоначальные цели, появились ли новые цели и задачи. А клиент со своей стороны принимает решение, необходимо ли продолжать психотерапию.  
Действительно, еще только менее века назад психотерапию могли себе позволить только богатые люди, имеющие как достаточные финансовые ресурсы, так массу свободного времени. Тогда психотерапия только появилась и была представлена исключительно классическим психоанализом, требующим и времени, и денег в избытке.

Классический психоанализ - это долгосрочная психотерапия продолжительностью, как правило, более года в режиме с частотой четыре-пять раз в неделю, редко три. Поэтому и сейчас такая психотерапия требует в значительных временных и финансовых затрат.

Однако, за последние сто лет многое изменилось. С одной стороны, появились школы и направления психотерапии, предполагающие частоту сессий один раз в неделю. С другой стороны, появились и краткосрочные методы психотерапии, ориентированные на несколько сессий.

Одной из важнейших тенденций прошлого столетия была популяризация психотерапии, развитие ее по пути доступности более широкой публике. Именно на этом фоне появились групповые методы психотерапии, которые помимо эффекта работы в группе, позволяют и существенно снизить расходы.

В реальности, психотерапия сегодня представлена очень широко и доступна на любой кошелек и занятость. К психотерапии обращаются далеко не только богатые или не занятые на работе люди. Расходы на психотерапию для таких людей столь же естественны, как и расходы на стоматолога, например. Так же, как и медицина, психотерапия имеет очень широкий ценовой диапазон, который начинается от бесплатной психотерапии. В нашей стране, наравне с бесплатной медициной, широко представлена и бесплатная психотерапия в государственных центрах и учреждениях. Многие психотерапевты и психологические центры предлагают бесплатное консультирование при участии в научных исследований или при записи сессий для обучающих целей.

Кроме того, как ответ на окружающую нас реальность, представленную дорожным трафиком, занятностью на работе, информационными технологиями, многие специалисты работают дистанционно. Сегодня доступность консультирования с использованием Skype можно сравнить с доступностью хлеба или сахара. И, если задуматься, мы ведь не отказываемся, когда болеет наше тело, от посещения врача только из-за того, что это требует времени. Также, считается нормальным и очевидным в заботе о себе приобретение карты в спортклуб, посещение которого тоже требует времени. В действительности, многие также относятся и к своим душевным переживаниям, считая не только свое тело, но и свои переживания достойными времени и средств. А реальности психотерапевтического рынка услуг позволяют выбрать подходящий себе финансовый и временной формат.

Опытный терапевт должен быть психологически и эмоционально зрелым человеком, достаточно подготовленным, чтобы суметь вступить с клиентом в естественные и открытые отношения, достаточно уверенным в себе, чтобы без ущерба для своей личности и с должной бережливостью и уважением по отношению к клиенту войти в его внутренний мир, не внося туда собственных суждений, в просто стараясь пробудить в клиенте такое же отношение к общению.

Карл Роджерс (Эволюция психотерапии // т.3)

Страница в разработке

Реестр специалистов
Регистрация специалистов
Блог

ТВ-канал
Место для вашей рекламы
http://cabinet.psyportal.ru