Блог

Поиск статьи:  


Кто виноват - орел или решка?

  • Кто виноват - орел или решка?

Кто хоть раз не задавал себе вопрос "как меня угораздило" или "как меня сюда занесло"? А кто не пытался сказать себе "да если б не.., то я..."? Если бы зазвонил будильник, я бы не проспал. Если бы он не поставил мне двойку, меня бы не забрали в армию. Если бы не ребенок, я бы давно с тобой развелась. У каждого в жизни найдутся такие "если". Найдется и самое главное из них - "если б я только знал тогда, чем это кончится...".

О психологии "жертвы" написано очень много. По запросу в поисковике можно подробно прочесть и о формировании психологии "жертвы", и о симптомах в поведении, и о купировании такой позиции, и о многом другом. Кто-то выделяет какие-то стратегии и типы. Есть тексты, основанные на научном подходе, а есть откровенная ересь. Этот текст о другом. Мы поговорим о чувстве бессилия и отчаяния, с которым мы иногда сталкиваемся, и что позволяет применить этот расхожий термин "жертва". О том, как и когда каждый из нас может почувствовать себя жертвой обстоятельств.

Кто хоть раз не задавал себе вопрос "как меня угораздило" или "как меня сюда занесло"? А кто не пытался сказать себе "да если б не.., то я..."? Если бы зазвонил будильник, я бы не проспал. Если бы он не поставил мне двойку, меня бы не забрали в армию. Если бы не ребенок, я бы давно с тобой развелась. У каждого в жизни найдутся такие "если". Найдется и самое главное из них - "если б я только знал тогда, чем это кончится...".

Бывает, мы чувствуем бессилие. Мы оказываемся в какой-то ситуации и понимаем, что от нас ничего не зависит. Мы не можем изменить ситуацию, мы не можем изменить людей и их намерения и поведение в отношении нас, а, главное, мы не можем вернуться в прошлое и сделать так, чтобы этой ситуации не было вообще. Единственное, что нам остается - это вопрошать: "как меня угораздило?", "как так случилось?". Иногда, мы видим какой-то вариант, но это кажется настолько страшным, сложным и невыносимым, что нам на это не хватает сил. Мы пытаемся разобраться, пытаемся понять, когда и что пошло не так. Иногда, последствия каких-то прошлых событий и выборов бывают действительно ужасны, и мы можем чувствовать себя абсолютно парализованными.

Кто-то скажет, что бессмысленно "копаться" в прошлом и искать причину, нужно "здесь и сейчас" решать, что делать, что-то менять. Кто-то скажет о том, как важно найти эту первопричину с тем, чтобы не повторять ошибок прошлого. Кто-то заговорит о паттернах саморазрушительного поведения, а кто-то о позиции жертвы и ее психологии. Кто-то вспомнит об экзистенциальной вине и данностях бытия. Мы поговорим об ответственности за свой опыт.

О том, что наша жизнь это последовательность выборов, написано очень много. Осознанные они или нет, спонтанные или обдуманные, мы и только мы проживаем свою жизнь. Мы и только мы живем с последствиями своих выборов, отвечаем за них своей жизнью.

Обратимся ли мы к кармологу, астрологу, гадалке или даже к эксперту. Чтобы нам не сказали звезды или карты. Каким бы ни был самый профессиональный совет. Мы и только мы что-то сделаем или не сделаем. Сделаем или нет в нашей и только в нашей жизни. И только с нами будет то, что мы делаем и результат этих действий, начиная с выбора визави, которого мы решили послушать. Мы можем даже бросать монетку, загадывая орел или решка, но спросить с монетки потом не удастся.

Иосиф Бродский в Нобелевской лекции сказал:

Независимо от того, является человек писателем или читателем, задача его состоит в том, чтобы прожить свою собственную, а не навязанную или предписанную извне, даже самым благородным образом выглядящую жизнь. Ибо она у каждого из нас только одна, и мы хорошо знаем, чем всё это кончается. Было бы досадно израсходовать этот единственный шанс на повторение чужой внешности, чужого опыта, на тавтологию — тем более обидно, что глашатаи исторической необходимости, по чьему наущению человек на тавтологию эту готов согласиться, в гроб с ним вместе не лягут и спасибо не скажут.

Плохая новость состоит в том, что даже не выбирая, не решая или выбирая неосознанно, не задумываясь и действуя спонтанно или автоматически, идя за кем-то или следуя чьему-то совету, делая что-то, что ждет от нас кто-то другой, не желая его подвести, это все равно делаем и выбираем мы. Не выбирать и не решать, тоже выбор. И отвечать за все наши выборы все равно нам.

Хорошая новость, как это ни странно, что осознанность, обдуманность, расчет последствий и сознательный учет своих интересов, не гарантирует нам "правильный" выбор, решение или действие. Новость эта хороша потому что может освободить нас от лишнего груза вины, позволить не "рвать на себе волосы" и не "посыпать голову пеплом", а просто взять на себя ответственность за свой опыт.

Да и сложно себе представить человека, ежесекундно обдумывающего и просчитывающего каждый шаг. Человека, не совершающего спонтанных действий и не принимающего импульсивных решений, свободного от автоматизма - сверхосознанного. Человека, в голове которого ежесекундно присутствует мысль о его ответственности за выбор. Маловероятно, что такой человек представится нам свободным, счастливым и довольным жизнью. Все же никто в реальности не обладает даром предвидения, а машину времени тоже пока не изобрели. И такой человек всегда будет в состоянии готовности "положить голову на плаху" своей ошибки. Скорее всего такой человек окажется парализован самой идеей выбора и ответственности за него, будет сомневаться и страшиться того, что он делает. Звучит жутко и совсем не похоже на панацею от "жертвенного" сценария.

Так как же тогда быть с выбором и ответственностью за него. Где то золотое правило счастливой, но осознанной жизни. Где золотая середина и есть ли она. О какой такой ответственности за свой опыт идет речь.

Карл Роджерс – основоположников третьей силы в психологии, гуманистической психологии, классик с мировым признанием, ввел такое понятие, как "конгруентность" или "подлинность". Роджерс считал эту установку самой важной, но и самой сложной. Будучи подлинными или конгруентными, будучи настоящими, реальными, мы полноценно переживаем и проживаем все происходящее с нами. Мы не вытесняем, не забываем или не исключаем из сознания тот опыт, который нам не подходит в данный момент или чем-то нас не устраивает. Только когда мы проживаем свой опыт, переживаем его, мы понимаем, что он наш и только наш. И тогда мы можем осознанно взять на себя ответственность за него, а вместе с ним и за свою жизнь.

Когда происходит что-то угрожающее нам, мы можем почувствовать страх, а можем игнорировать этот угрожающий опыт, спрятавшись за самооценкой "я смелый, бесстрашный". Когда происходят события, на которые мы не в силах повлиять, когда решения в реальности зависят от других людей, а последствия для нас могут быть негативны, мы можем почувствовать угрозу собственной безопасности, а можем укрыться за идеей "я все контролирую, я все решу". Когда находиться где-то становиться действительно опасно, в каком-то месте или в каких-то отношениях, мы можем испугаться за собственную безопасность, а можем закрыться установкой "я не могу их оставить", "я не тот, кто сбегает в сложный момент, я привык к трудностям".

Роджерс различал это в терминах "ценностный процесс" и "процесс оценивания". В первом случае, когда мы представляем из себя "ценностный процесс", почувствовав страх, мы будем способны принимать решение, будучи в максимальной связи с реальностью. Пожарный, чувствующий страх, заходя в горящий дом, будет максимально осторожен, будет соблюдать все предписанные меры безопасности и требования. Пожарный же, исключающий из своего опыты этот страх, говорящий с другими и собой на языке оценки - "я смелый и бесстрашный", может отойти от напарника дальше, чем положено, нарушить правила связи, а в результате погибнуть сам или поставить под угрозу жизнь своего напарника. Это не значит, что первый не войдет в горящий дом и не станет спасать людей, страшась травм или смерти. Это значит, что он будет помнить о степени опасности своей работы и действовать, исходя из той реальной ситуации, которая будет его окружать.

В одной из последних своих книг "Свобода учиться" Роджерс написал:

На самом деле, достичь подлинности чрезвычайно трудно; даже если человек поистине хочет быть самим собой, это далеко не всегда удается. Если он настроен выносить оценку, то словесная формулировка, похожая на выражение чувств, не поможет. Это лишь маска другой формы, то есть отсутствие подлинности. Мы медленно и постепенно учимся быть собой. Прежде всего необходимо научиться разбираться в своих чувствах, понимать их. Потом нужно отважиться поделиться ими, не воплощая их в суждения и не приписывая их другим людям.

Действительно, это длительный и сложный процесс. Порой отказ от какой-то идеи, оценки или установки выглядит воистину угрожающим. Это очень непросто признать, например, что та беда, с которой ты столкнулся сейчас во многом связана с тем, что когда было пора уйти, ты остался, оценив себя как тот, кто "не может уйти". Когда нужно было ответить "нет", ты был тем, кто "не отказывает". Когда нужно было сказать "мне будет лучше вас оставить, поскольку здесь есть угроза и нет гарантий безопасности", ты был тем, кто "верит, доверяет и не может своих уходом, проявить недоверие, поставить что-то под сомнение". Что за всем этим оцениваем себя и старательностью соответствовать этой оценке, ты не заметил того, что происходило. Пряча свои переживания, свой страх, ты не дал себе возможности выбора из нескольких альтернатив, оставляя себе одну - "соответствовать". Это сложно не только из-за понимания, что все происходящее есть дело рук твоих. Но это может поставить под вопрос буквально всю твою жизнь, каждый твой прошлый шаг и поступок. Задуматься о том, что ты не столько жил, сколько соответствовал. Задумать о том, что речь не о чем-то внешнем, не о чьих-то требованиях, как бы оно не казалось, а у тебя всю жизнь с собой свой собственный мерный стаканчик. Для этого нужно найти в себе великое мужество.

Но какая бы ни была ситуация. Какими бы ужасными не были обстоятельства. Какая бы беда не приключилась. Найдя в себе мужество вспомнить, осознать и пережить произошедшее, как именно свой опыт, а не волю случая или злой рок. Только тогда "здесь и сейчас" можно взять на себя ответственность за свою жизнь. Чтобы ни произошло когда-то тогда, сейчас мы можем признать, что то, как мы обойдемся с этим опытом, наш выбор и наша ответственность.

На одной из обучающих групп участник сказал: "Конечно, ребенок, подвергшийся в детстве насилию, не несет ответственности за то, что с ним произошло. Но то, как он обойдется с этим опытом, какой будет его дальнейшая жизнь - уже его ответственность. Никто не сделает за него выбор и не проживет его жизнь.". Да, мы не выбираем родителей. Малыш, оказавшийся в детском доме, не может нести ответственности за то, что его бросили родители. Ребенок, которого не любили родители, не может быть виноват в том, что это с ним произошло. Есть время в жизни каждого из нас, когда мы действительно слабы и объективно зависимы. Мы не можем в семь лет устроиться на работу, арендовать квартиру и жить отдельно от унижающей нас матери или агрессивного отца. Но будучи взрослыми, мы в состоянии допустить этот опыт в сознание, прочувствовать, пережить его и увидеть себя не тем, кто "обречен на нелюбовь", "кого бросают", "кого унижают". Мы можем увидеть себя тем, кто может оставить отношения нелюбви и выбирать другие. Не вещью, которую можно бросить, а человеком, желающим близких и искренних отношений. Тем, кому не нравится, не приятно и больно переносить унижения, а потому покинуть такие отношения.

Бывают разные ситуации. И в этих разных ситуациях может быть разная доля нашей ответственности. Есть те, кто совершил преступление и был за него арестован. Есть те, кто не является по существу преступником, но в силу своих определенных выборов оказался в ситуации, которая привела его в тюрьму. Есть невинно осужденные, такое тоже бывает. Все они в разной мере сделали вклад в то, чтобы оказаться в одном и том же месте. Но все они в равной степени несут ответственность за свой опыт в том смысле, каким образом сейчас они обойдутся с этим опытом. Напишет ли первый чистосердечное признание для смягчения приговора или продолжит оценивать себя "самым хитрым". Расскажет ли второй всю правду обо всех обстоятельствах или будет тем, кто "не может никого сдать". Будет ли третий бороться до последнего и прилагать все усилия или молчать в убеждении "невиновных не наказывают".

Такие же выборы могут быть со всеми нами каждый день. Для этого необязательно попасть в тюрьму или войти в горящий дом. Жена может сказать мужу о своих переживаниях, связанных с тем, что его не бывает дома, перестав прятаться за маской молчаливого упрека. Муж может сказать о своих переживаниях ревности и страха одиночества вместо того, чтобы справляться с ними, убеждая жену, что она теряет свою привлекательность и никому не нужна. Родители могут сказать детям, что их очень раздражает беспорядок, они очень устают и злятся, когда вместо отдыха вынуждены заняться чем-то другим, вместо того, чтобы кричать, что они невыносимы и худшие дети. Другой вариант остаться жертвой неуважения мужа, распущенного поведения жены или неаккуратности детей и страдать от этого.

Можно проверить, работает ли будильник и приехать в аэропорт во время. Можно, опоздав на самолет, злиться на производителя ненадежного гаджета или заняться обменом билета и в будущем проверять работу будильника. Можно выучить предмет и закончить институт. Но даже бегая кросс в противогазе и бронежилете, можно ненавидеть преподавателя, поставившего двойку, или решить восстановиться в институте после армии, а восстановившись учиться и сдавать экзамены. Можно понять, что отношения не устраивают и разорвать их. А можно оставаться в неудовлетворительных отношениях, злиться, прикрываясь детьми, или, поняв свою финансовую зависимость, найти работу и обеспечить себе материальную возможность развода.

Есть тысячи можно, но все они существуют только когда мы подлинно проживаем свою жизнь. Когда мы понимаем, происходящее с нами - наш опыт, и только нам с ним как-то обходиться. Только нам выбирать переживать, проживать его или закрыться от него на засовы оценок, убеждений или идей. У нас за плечами может быть ни один десяток лет жизни в системе оценок и самооценок. Жизни в масках, которых стало так много и они стали так мощны, что даже мы сами уже не можем увидеть, что под ними. Мы так долго укрепляли свой фасад из образов и ролей, что он превратился из замутненного стеклышка в бетонную армированую стену. Мы живем в таком мире, где срывать с себя маски и представать пред всеми "обнаженными" огромный риск. И мы, и все вокруг нас привыкли к другому. К ролям и образам. К улыбкам, когда грустно, и невозмутимости, когда страшно. Мы часто не умеем по-другому. Нас учили, мы учились и учили других жить именно так. Но порой мы готовы рискнуть. Готовы обратиться за помощью, поняв, что не справляемся сами.

Взять на себя ответственность за свой опыт не означает "отвечать за свои поступки". Это нам так и так приходится делать, идем ли мы по жизни с "закрытыми глазами" или кидаем монетку. Взять на себя ответственность за свой опыт - значит признать его своим. Признав его своим, мы можем переживать и проживать его, мы можем с ним как-то обходиться. Мы можем позволить себе знать о нем, видеть его.

Взять на себя ответственность за свой опыт не означает "лучшие выборы". Никто и никогда не знает, что лучшее и как его измерить на "степень лучшести". Взять на себя ответственность за свой опыт - значит дать себе свободу выбирать. Не плыть по течению автоматизма соответствия оценкам, а дать себе свободу выбрать между "соответствовать" и многим другим. Мы можем позволить себе почувствовать, что для нас лучше сейчас, чего мы хотим, лишь признавая реальность происходящего с нами, допуская ее до себя.

Клиент-центрированная психотерапия, также называемая роджерианская, ориентируется именно на это. С какой бы проблемой вы не обратились, какой бы вопрос перед вами сейчас не стоял, задача психотерапевта создать такую атмосферу, обеспечить такую обстановку, чтобы вы постепенно допустили до себя свой опыт, свои переживания. Создать зону безопасного опыта бытия собой, бытия настоящим, подлинным. Дать возможность понемногу побыть тем, кто видит, чувствует, переживает и проживает свой опыт, как свой, а потому свободен выбирать, как быть. Побыть тем, кто может прикоснуться к своему настоящему, к себе настоящему и понять, что лучше для него на самом деле и сделать этот выбор. Показать возможность общения между живыми людьми, а не только их ролями. Дать возможность привыкнуть и забрать с собой за двери психотерапевтического кабинета ростки свободы. Вобрать в себя отсутствие оценок и безусловное позитивное принятие любого опыта и переживаний. Рискнув увидеть и прожить свою несвободу тогда, можно обрести свободу сейчас - свободу быть собой.

Анкета автора
Все статьи автора
Все статьи по теме

Поделиться

Оставить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту

Предложить тему статьи


Предложить тему статьи
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту
Реестр специалистов
Регистрация специалистов
Блог

ТВ-канал
Место для вашей рекламы
http://cabinet.psyportal.ru