Поиск статьи:  


Электронный дневник или несвобода учиться

  • Электронный дневник или несвобода учиться

На родительском собрании моей сестре сделали документально подтвержденный "выговор" за то, что она ни разу в прошлом году не зашла в электронный дневник дочери. В прошлом году дочь, надо отметить, училась в первом классе. В первом классе, как известно, нет ни домашних заданий, ни оценок. Моя сестра в изумлении думала, что же ей там делать в этом дневнике. Как часто это что-то ей нужно там делать. А главное, зачем?

Понятно, что нам, живущим с воспоминаниями об этих записях красной ручкой и вырываемых листах до тех пор, пока дневник не становился тоньше тетрадочки, электронные дневники не привычны. Нам привычно другое. Дисковые телефонные аппараты, далеко не в каждой квартире, а не смартфоны с двумя сим-картами, собрание сочинений Толстого, для покупки которого нужно сдать макулатуру, а не электронные книги, и этот список можно продолжать.

Я не хочу говорить о том, хорошо или плохо работает система электронных дневников. И о том, что родители теперь должны быть онлайн для их посещения. И даже о том, что не все люди с веб-ресурсами "на ты". Да, мы живем в век информационных технологий, и внедрение таких ресурсов понятно. Плохо ли, хорошо ли это делается, вопрос второстепенный - как могут...

Понятно, что все эти изменения - это дань времени. Нам придется к ним привыкнуть, они станут для нас нормой. Но в той конкретной ситуации, которуя я хочу описать, какое послание получает ребенок? Как ему становится учиться? Что в действительности происходит? И имеет ли происходящее отношение только к развитию информационных технологий?

На родительском собрании моей сестре сделали документально подтвержденный "выговор" за то, что она ни разу в прошлом году не зашла в электронный дневник дочери. В прошлом году дочь, надо отметить, училась в первом классе. В первом классе, как известно, нет ни домашних заданий, ни оценок. Моя сестра в изумлении думала, что же ей там делать в этом дневнике. Как часто это что-то ей нужно там делать. А главное, зачем?

Самое главное, что нам нужно уметь - это уметь учиться.


Будто прочитав в глазах сестры эти вопросы, а может просто немое изумление столь сильно было выражено, учительница тут же пояснила. С этого года в школе полностью отменяются бумажные дневники. А главное, детям больше не будут сообщать их домашнее задание. Они смогут узнать домашку только у родителей, которые в свою очередь должны выяснять ее содержание в этом самом электронном дневнике.

Что же такое происходит на самом деле? Дети приходят в школу, и школа решает какую-то задачу. Какую? Очевидным ответом будет, что дети должны получить знания. Но все ли это? Да, выходя из школы мы, предполагается, умеем читать и писать, складывать и умножать, знать законы физики, иметь представление о химии и многое другое. Конечно, это так. Но чему самому главному нам нужно научиться в школе?

Возможно, ответ на этот вопрос не всем покажется очевидным. Но главное, что нам нужно уметь - это уметь учиться. Уметь обнаружить свой интерес к том или иному объекту познания. Найти время и место в своей жизни тому, что нам интересно. Уметь пронести через всю жизнь это детское любопытство ко всему новому и непознанному. Уметь организовать и реализовать такое познание.

Мы не компьютерный процессор, и учиться для нас не означает сохранение максимально большого количества и информации и повышение скорости ее обработки.


Школьное обучение, конечно, не первый опыт познания у ребенка. Но это первый опыт систематического и длительного погружения в мир знаний. И школьное обучение тогда успешно, когда мы после школы умеем и любим учиться.

Мы не компьютерный процессор, и учиться для нас не означает сохранение максимально большого количества и информации и повышение скорости ее обработки. Кто помнит всю ту информацию, которую получил в школе? Много ли найдется родителей, которые садясь помогать ребенку с уроками, глядя на задание, мгновенно извлекают из памяти пройденное в школе десятки лет назад? Бухгалтер, который учился в начале 90-х и был среди счастливчиков, имевших компьютерный класс, может ли сказать, что ему сейчас в работе с 1С-бухгалтерией крайне полезно то, что его учили пользоваться редактором Лексикон? Кто вообще сейчас помнит это редактор? Имеют ли вообще сегодняшние навыки общения с компьютером к тому, что он делал в свое время на уроках "информатики"? Все изменилось за какие-то несколько лет, и то, чему нас учили, сейчас также полезно и применимо, как знание о том, что земля плоская.

Карл Роджерс - основатель гуманистической психологии, классик с мировым именем, в одной из своих последних книг "Свобода учиться", написанной совместно с Дж. Фрейбергом, пишет:
Образованным является только тот, кто научился учиться; кто научился приспосабливаться и меняться; кто осознал, что безопасность зиждется не на самом знании, а на умении его добыть. Изменчивость, доверие к динамичному (а не статичному) знанию — вот единственная разумная цель образования в современном мире.
Но наша система образования все равно построена так, что мы должны запомнить, заучить что-то. Так, как будто все неизменно вокруг нас. В 1993 году российские ученые выяснили, что мамонты обитали на земле до 2000 года до нашей эры, а нас учили что десять тысяч лет назад. Мы каких-то тридцать лет назад учили таблицу Менделеева, как что-то постоянное, но уже сейчас в ней больше элементов. Сейчас известно не только о кроманьонцах и неандертальцах, но и о третьем виде людей, получивших имя денисовцев. А новые правила русского языка? Но кто об этом думает применительно к школьной программе?

В школе мы лишены свободы выбора. Мы лишены возможности услышать и открыто проявить свой интерес.


В школе нас не учат тому, что все вокруг изменяется. Нам предлагают лишь выучить и запомнить то, что одни люди внесли в учебную программу, а другие нам пересказали. Нам предлагают жить с этим статичным знанием. Мы привыкаем к тому, что нам на уроке показали решение уравнения, а дома мы еще несколько раз повторили это решение с другими значениями. Сейчас, конечно, все умеют гуглить. Но это совсем не то же самое, что творческий поиск.

Свобода учиться - это Михайло Ломоносов, сбежавший из дома, чтобы совершить трехнедельное путешествие в Москву, три дня из которых он шел пешком. У него не было "дневника для внеклассного чтения", куда нужно было записывать обязательные тридцать минут ежедневного чтения (была и есть такая практика в школах), но он прочел все, что только было ему доступно. Никто не задавал Михайло домашнее задание и не контролировал его выполнение, в его детстве вообще не было школы. Но он выбрал учиться. Он сам нашел возможность это сделать. Он сочетал изучение всех наук и нашел, что ближе и интереснее именно ему.

Мы же школе лишены свободы выбора. Мы лишены возможности услышать и открыто проявить свой интерес. Есть программа, есть правила. Есть мнение множества людей, от министров образования до родителей, что нам нужно сегодня учить, что нам будет полезно и нужно запомнить сегодня, чтобы использовать это через десять лет после окончания школы. У нас была единственная свобода - свобода решить, как и когда делать домашнее задание. Мы могли выбирать, хоть как-то, делать нам его или столкнуться с последствиями неисполнения. Выбирать, сделать ли его после школы или поздно вечером, борясь со сном под грозным взглядом родителя.

Можем ли мы представить себе сегодняшнего школьника, по своему желанию изучающего все возможные науки, занимающегося литературным творчеством и изучающего несколько иностранных языков. Не говорящего "Окей, Гугл!", а сидящего в библиотеке. Нет, его окружают правила. Есть люди, которые решили, когда, что и как он будет делать, даже после школы.

Родители были свободны в своем выборе уровня доверия. Смотреть или не смотреть дневник. Доверить или нет ребенку самостоятельно разбираться со своим домашним заданием. Проверять или нет его посещаемость. Теперь эта последняя, очень маленькая свобода уходит из школьных лет.

Ребенок получает послание, что школа, учитель не доверяют ему записать, прочесть дома и сделать домашнее задание.


Что будет с детьми? Какое послание получает ребенок, когда ему говорят, что теперь свое домашнее задание он может узнать только от родителей. Когда ему говорят, что вне зависимости от того, хотят или нет этого его родители, он под колпаком контроля успеваемости, посещаемости. Хотят или нет его родители, они должны и будут участвовать вместе с образовательной системой в создании атмосферы недоверия и тотального контроля на протяжении всех его школьных лет.

Ребенок получает послание, что школа, учитель не доверяют ему записать, прочесть дома и сделать домашнее задание. Они считаю, что это может сделать только родитель, и обязывают его поддержать действием это послание. Ребенок теперь знает, что школа, учитель также не доверяют и его родителям. Они не оставляют родителям выбора, когда и как поинтересоваться успеваемостью и посещаемостью, как выстроить в этом плане отношения с детьми. Школа, учителя обязывают родителей делать это ежедневно. Получается, что никому нельзя доверять. Ни взрослые, ни дети не достойны доверия, все и вся обязательно нужно контролировать. А рамки контроля должны быть максимально жестки.

Способен ли будет человек в творческом самовыражении, проведя одиннадцать лет в атмосфере недоверия и тотального контроля. Способен ли будет такой человек услышать себя, довериться себе и пойти по своему собственному пути. На какое количество самостоятельных решений будет способен такой человек. Будет ли такой человек считать себя способным нести ответственность за что-то, если его лишили ответственности даже за то, чтобы записать домашнее задание и принести его домой. Будет ли он хоть что-то сам решать или будет всегда ждать команды "сверху", куда, когда и как двигаться. Сможет ли он контролировать себя сам в своей деятельности, сам планировать, иметь внутреннюю оценку своим действиям и решениям или будет обречен ждать этого извне.

Стоит задуматься, почему так популярны вертикально-интегрированные структуры в наших организациях. Как так случилось, что для создания продукта нужно обязательно разделиться на тех, кто командуем, и тех, кто команды выполняет. Почему для того, чтобы испечь хлеб нужно, чтобы один засыпал муку, а другой его контролировал. Почему наш профессиональный успех измеряется сокращением числа людей, которые командуют нами, и увеличением тех, кем командуем мы. Может ли это быть данью желанию свободы, но искаженному ее образу. Данью тому, что мы привыкаем, что есть те, кто решает, давит и заставляет, и те, на кого давят и за кого решают. Может ли мы, пропитанные идеей того, что свободны от давления, свободы в решениях мы можем быть только, когда мы "сверху". Можем ли мы допустить, что там "сверху" тоже нет свободы. Что свобода может быть только в нас.

Сможем, да. Но не благодаря, а вопреки. Это трудная задача, дать самому себе право, а не ждать этого права от других. Не все могут самостоятельно справиться с этим опытом, не пострадать от него. Тяжело одиннадцать лет поддерживать отношения доверия в семье, отношения доверия с самыми близкими и значимыми людьми, если все они обязаны участвовать в системе недоверия и контроля - системе несвободы. Кто из родителей может пронести через эти одиннадцать лет ощущение удовольствие к какой-то совместной деятельности с ребенком, если ему вменена ежедневная деятельность, не зависимо от его настроения, желания и наличия времени. Кто сможет сохранить радость от того, что малыш сам выбрал, что ему интересно, нашел как и сам этому научился. Кто сможет отстоять время своего ребенка для свободного поиска своего интереса.

Остается надеяться на то, что образовательная система все же не пойдет тотально по этому пути. На веру родителей в своих детей и вообще в человеческий потенциал. На то, что родители найдут слова, чтобы объяснить происходящее детям и не ранить их. На то, что родители найдут способ не дать системе навредить своим отношениям доверия с детьми. А те, кто не сможет справиться сам, почувствовав неприятные изменения, смогут обратиться за профессиональной помощью. Надеяться на то, что родители будут помнить, что их малыш индивидуален, он особенный и дадут ему свободу искать, а не обяжут соответствовать.

Главное, чему вы можете научить ребенка - это быть свободным, верить себе и в себя, научить его учиться, научить его искать то самое свое.


Тем, кто занимается психотерапией детско-родительских отношений, тем, кто посещал такую психотерапию, знакомы вопросы: "что ваш ребенок делает сам? за что он отвечает? что ему доверено?". Бывает так, что единственное, что делегировано ребенку - это самому записать домашнее задание, самому сесть за уроки и сделать их. Сегодня реалии таковы, что и этого может не стать.

Но в наших силах не дать этому произойти. В наших силах задавать самим себе эти вопросы. В наших силах объяснить ребенку, что эта ситуация не имеет к нему отношения. Что вы не разделяете и не поддерживаете эту инициативу. Что вы верите ему и доверяете. Что вы никогда не отберете у него свободу учиться. Что он всегда может обратиться к вам за помощью с домашним заданием и вы поможете, вы рядом, но обратиться - это тоже его свобода. Вы можете отдать ребенку доступ к этому пресловутому электронному дневнику или придумать что-то еще. Ведь, главное, чему вы можете научить его - это быть свободным, верить себе и в себя, научить его учиться, научить его искать то самое свое. Но сделать это можно только веря в него и доверяя ему, чтобы вам не говорила школа.

Анкета автора
Все статьи автора
Все статьи по теме

Поделиться

Оставить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту
Сейчас читают
Найти статью в блоге: 

Место для вашей рекламы